Эндрю Гарфилд о том, как учился дышать заново

0
526

Жизнь стоит того, чтобы за нее бороться в любых обстоятельствах, уверяет Эндрю Гарфилд и доказывает это своей новой ролью в фильме «Дыши ради нас», который выходит в прокат 30 ноября. Об этом кино и не только, — в интервью редактора HELLO! Вероники Чугункиной с актером из Лондона.

Гарфилда не напугать сложными ролями. Для съемок у Мартина Скорсезе в «Молчании» он худел до истощения, у Мела Гибсона в «По соображениям совести» переживал ужасы битвы за Окинаву. За последнюю роль его номинировали на «Оскар». Еще одну оскаровскую номинацию прочат актеру и за фильм «Дыши ради нас». В прессе шутят, что своего нового персонажа Гарфилд сыграл одними бровями, ведь из-за страшного диагноза «полиомиелит» не парализованным у его героя остается только лицо.

Сюжет фильма основан на реальных событиях. В 1958 году 28-летний Робин Кавендиш во время путешествия по Африке заболел полиомиелитом. Врачи предрекали ему скорую смерть. Но Робин прожил много лет и стал первым человеком с таким диагнозом, который не лежал в больнице, а путешествовал и воспитывал сына Джонатана. Последний пообещал себе снять фильм об отце, стал кинопродюсером и в 2017 году выпустил этот фильм с Гарфилдом в главной роли. Робин до этой премьеры, к сожалению, не дожил.

Продюсер фильма Джонатан Кавендиш и его мать Диана на премьере «Дыши ради нас», 2017 год Эндрю, большую часть картины вы лежите в кровати и можете выражать свои эмоции только лицом. Трудно было привыкнуть к такому ограниченному набору «актерских инструментов»?

На самом деле самым сложным было не дышать. Из-за паралича Робин мог делать это лишь со специальным аппаратом и с интервалами, и мне надо было научиться делать это так же. Конечно, было тяжело. Но это же работа, за которую мне платят. (Улыбается.) А в случае с этим фильмом кроме зарплаты я получил еще и неоценимый опыт, который быстро опускает с небес на землю.

Вы представляли, как бы повели себя в ситуации, в которой оказался Робин?

Мне даже не надо было представлять! Мало кто знает, но в детстве у меня был диагностирован вирус, который называется Коксаки. В редких случаях он может привести к параличу и даже смерти, но мне повезло — этого не случилось. Но даже много лет спустя меня иногда посещает мысль: «А что, если?» Помню, я как-то смотрел документальный фильм об инвалидах, которые играют в баскетбол на колясках, и тут один из героев повернулся к камере и сказал: «У меня диагностировали Коксаки». После этого я, кажется, даже расплакался. Внезапно понял, что моя жизнь могла сложиться совсем по-другому. И «Дыши ради нас» еще раз напомнил мне об этом.

Благодаря герою Эндрю Гарфилда, Робину Кавендишу, парализованные люди начали перемещаться по улицам в специальном кресле, которое он придумал при помощи друзей и ученых и протестировал на себе Можно сказать, что этот фильм изменил вас?

Я бы сказал, что он дал мне новые ориентиры. Робин Кавендиш — идеальный пример того, как можно прожить полноценную жизнь в любых обстоятельствах. Этот человек каждый день совершал выбор между смертью и жизнью и неизменно выбирал второе. В каком-то смысле он сделал борьбу за жизнь своей ежедневной работой. И нам всем стоит поучиться у него этому: мы слишком многие вещи воспринимаем как должное.

Робина всегда поддерживала жена Диана. Как вы думаете, такая преданность и любовь возможны сегодня?

Эндрю Гарфилд с актрисой Клэр Фой, сыгравшей Диану Кавендиш Мы живем в очень циничное время, когда любовь превращают в одноразовую вещь и любимого человека можно быстро променять на другого, получше. Но мне не хочется верить, что люди действительно хотят так жить, и поэтому я скажу, что такая любовь, как у Дианы и Робина, возможна. Глядя на них, понимаешь, что можно быть искренне преданным одному человеку и по-настоящему счастливым. Ведь разве они не были счастливы? Они устраивали вечеринки, путешествовали по миру, воспитывали сына Джонатана… и говорили твердое «нет» болезни Робина, которая так хотела убить его. А сегодня вот эта вещь (берет в руки свой телефон) убивает нас каждый день.

Как именно?

Телефоны убивают воображение и отношения между людьми — это, если что, только мои мысли, а не непреложная истина. (Смеется.) Я даже думаю, что создание гаджетов — просто предлог для исследования учеными зависимости человека от технологий. Возможно, у меня паранойя, но зависеть от своего телефона я точно не хочу: мне он нужен лишь для редких звонков.

Вы говорили о том, чего добился Робин. А можете оценить собственные достижения?

Хотите узнать, чего я добился? (Улыбается.) Возможно, это прозвучит банально, но мое самое большое достижение — хорошие отношения с отцом (отец Эндрю, Ричард Гарфилд, работает тренером по плаванию. — Ред.). Чтобы прийти к этому, пришлось приложить немало усилий. Между нами было много обид и недопонимания, но мы смогли принять друг друга со всеми недостатками. Это ведь требует большой храбрости в любых отношениях — увидеть реального человека, а не твои представления о нем. Сейчас я с гордостью могу сказать, что отец — мой близкий друг. И это достижение для меня дороже всех наград.

Источник